История «убитой» минской квартиры глазами трех сторон

Вы думаете, только родителей не выбирают? С соседями по подъезду дело обстоит так же. Но если с близкими родственниками мы чаще всего находим общий язык, то с людьми «за стенкой» сделать это бывает просто невозможно. Особенно при диаметрально противоположных взглядах на жизнь.

…Маленькую Таню Кустинскую (имя и фамилия изменены.Прим. авт.) жалели всем подъездом. Она с младенчества росла без маминых ласки и внимания (женщину лишили родительских прав за пьянство, и та, бросив малышку, скрылась, как говорится, в неизвестном направлении), воспитанием занимался ее отец. Но случилась трагедия – мужчина скоропостижно умер. Таню определили на воспитание в детский дом. Родительская квартира-полуторка в доме на улице Народной осталась за ней.

В июне прошлого года совершеннолетняя Татьяна вернулась в родные пенаты, и дом в прямом смысле слова содрогнулся. Шумные застолья, плавно перетекающие в обыкновенные продолжительные пьянки, сменялись периодами относительного затишья, а восемнадцатилетняя девушка стремительно превращалась в спившуюся тетку.

Работники местной жилищной службы за эти полгода с хвостиком многократно наведывались к Тане Кустинской по долгу службы: сначала чтобы добиться возмещения коммунальной задолженности, затем, чтобы отключить в квартире так и не оплаченные блага цивилизации – электричество, горячую воду, газ.

На этот раз в состав «оперативной группы» ЖЭС-18 кроме старшего мастера Дмитрия Мороза, юрисконсульта Оксаны Штоцкой, сантехника Игоря Колтовича и электромонтера Михаила Демидова вхожу и я – корреспондент агентства «Минск-Новости».

Мы посещаем много квартир, но такое даже нам редко приходится видеть, – вздыхает по пути Оксана Вячеславовна. – За короткий срок молодая хозяйка умудрилась превратить человеческое жилье в берлогу. Пока она находилась в детдоме, в квартире временно проживал мастер нашей ЖЭС. Был сделан пусть недорогой, но аккуратный ремонт, все находилось на своих местах. Теперь с этой квартирой нет покоя ни нам, ни соседям по дому.

Жилище Кустинской на первом этаже определить несложно хотя бы по окнам: в одном нет стекла, его заменяет лист фанеры.

Стекло выбили воздыхатели, которые летом по подъездному козырьку через разбитое окно лазили в гости. Так, видимо, было проще, домофон-то давно отключен за неуплату. Молодую дамочку такое постоянное проветривание устраивало, а нам пришлось ближе к зиме залатать окно фанерой, – сантехник Игорь Петрович, указывая на приметное окно, добавляет: – Иначе замерзли бы трубы отопления и весь дом остался без тепла.

В подъезд мы попадаем быстро, чего не скажешь о квартире. На стук в дверь никто не открывает, хотя с той стороны отчетливо слышны шорохи и шепот. На шум выглянула пенсионерка из квартиры напротив:

Спит, наверное! Вот повезло так повезло, лучшей соседки днем с огнем не сыщешь, – без тени улыбки произносит она. На шутки, похоже, сил не осталось. О том, как достали творящийся бардак, вонь и антисанитария, рассказывает и молодая женщина, проживающая этажом выше, как раз над злополучной квартирой. От возмущенной хозяйки ни на шаг не отходит огромная овчарка. От пьяных приятелей Кустинской собака защитит, не раздумывая.

Но мы не их боимся, а пожара в этой квартире, – добавляют соседи. – Написали письма в ЖЭС, санстанцию и милицию. Надеемся, что помогут навести порядок в доме.

Пока я общаюсь, Дмитрий Мороз, не переставая, стучит в дверь к Татьяне.

Открывайте, вам долг принесли! – чтобы проникнуть в квартиру, приходится идти на обман.

Через несколько минут в замке поворачивается ключ, в дверном проеме возникает личность неопределенного возраста и пола. В нос оглушающе бьет отвратительный запах от смердящих тряпок, гниющей пищи и человеческих экскрементов.

Зловоние не останавливает привычных ко всему работников ЖЭС, за ними, борясь с отвращением, в темный коридор вхожу и я, предусмотрительно включив фонарик мобильного телефона. Под ногами скрипит вспучившийся старенький паркет.

В квартире двое: сама хозяйка и ее знакомый, представившийся просто: «Из-под Логойска». Внятных объяснений о непогашенных коммунальных долгах никто из них давать не собирается, зато Татьяна негодует по поводу работающей видеокамеры. Не нравится ей и моя персона.

Берегитесь, она агрессивна и может разбить фотоаппарат, – вовремя предупреждает Оксана Штоцкая. Успешно увернувшись от Кустинской, я опрометью несусь на улицу за глотком свежего воздуха. Заметить успеваю только понимающую улыбку сантехника Игоря Петровича…

Примечание. Пока готовился материал, в агентство позвонил Дмитрий Мороз: на хозяйку злополучной квартиры составлен протокол за нарушение правил пользования жилыми помещениями и направлен в суд Заводского района.

Как пояснил начальник юридического отдела ЖРЭО Заводского района Минска Алексей Капустин, квартира, в которой проживает Татьяна Кустинская, является государственной собственностью. Статьей 85 Жилищного кодекса Республики Беларусь предусмотрено выселение нанимателя в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения, в том числе если он делает невозможным для других проживание в одном доме.

 Источник: Елена Денисенко, “Минск-Новости


Просмотров: 146

Вам понравится...

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>